Страшная кара

У писательницы и автора колонки в православном журнале «Восток свыше» Лили Калаус свое объяснение необычной проповеди православного священника на обряде крещения, свидетелем которого стал журналист Вячеслав Половинко.

автор колонки «Восток свыше» Лили КалаусВячеслав Половинко, собкор «Новой газеты», на днях опубликовал пост, всколыхнувший казнет. Журналист рассказал читателям о том, что он услышал от православного священника, участвуя в обряде крещения. Услышал он про «цифровую экономику и Нацбанк от дьявола», «в Путине – бог, который и помог ему отъять Крым и Донецк», «в Сирии Путин устанавливает новый порядок мира» и – конечно! – «нас убьют гаджеты». Напоследок присутствующим было предложено помолиться за «изгнание киевской хунты».

Можете себе представить ад, разверзшийся в комментариях к посту Половинко. Адепты свободы самовыражения рубились с крестоносцами божественной правды, в суматохе было раздавлено несколько робких ботов, женщины-матери кричали: «Гнать взашей православных попов!», суровые мужчины требовали большой геополитической крови, полезли изо всех щелей нацики, полетели плевки в сторону «рашки»… Причем, все эти добрые люди (исключая ботов) в реальной жизни наверняка очень милые и законопослушные буржуа, знающие кому и сколько сунуть на лапу, как обойти налоги и в какую страну следует послать деток на учебу. Ну и бог с ними, простите, что поминаю всуе.

Автор поста был профессионален, не разгласил ни имени, ни отчества, ни названия епархии, тем более, что вышестоящие церковные товарищи с ним сразу же связались и твердо пообещали ретивого коллегу своего приструнить и весьма жестко. Что ж, кажется – тут и конец, делу венец.

А что еще сказать? Взглядов героя поста я не разделяю, кликушества не люблю, политические лозунги в стенах храма меня коробят, идеология ватников приводит в бешенство, журналистские расследования и отклик социума не могут не радовать. Церкви – церковное, людям – человеческое. Крестишь – так крести, а не мети антигуманную пургу.

И все-таки кое-что меня зацепило. Ах да, вот это – из речей священника, цитирую текст Половинко: «…достаточно отключить от света на день Алматы, убить руководство города — и вместо двух миллионов человек останется триста тысяч озлобленных душ». И еще вот это (финальная реплика священника): «Я надеюсь, взбодрил вас. Вы поняли, что всем хана. Приступим к крещению».

А тут как раз подоспела статья Татьяны Трубачевой «Не молился бы ты, поп, против хунты!», в которой читаю: «На вопрос, почему священник решил с прихожанами заговорить о политике, Александр Суворов (протоиерей, председатель отдела по взаимоотношениям церкви и общества православной церкви Казахстана) ответил следующим образом:

— Он объяснил так: чтобы придать интерес, изюминку своей проповеди. Вместо того чтобы говорить о Христе и спасении, он решил озвучить свои политические мысли».

И вот тут у меня все внутри все задрожало от счастья узнавания. Я поняла, в чем дело. Никакой этот несчастный поп не экстремист, не поганый идеолог протухшей идеологии и не проповедник мракобесия. Вернее, он, конечно, таков и есть, но не это в нем главное. А главное – подспудное и непреодолимое влечение к искусству в наиболее современной его форме.

Да! Я отчаянно хочу верить в то, что не семена ядовитой вражды желал он посеять в неокрепших душах прихожан. А лишь интерес к происходящему таинству. Жаждал он выбить их из привычной колеи и растормошить, чтобы глаза их широко распахнулись, а извилины сделали хоть один поворот по ходу движения. Старые истории о главном чувака не вдохновили, и его можно понять – которую тыщу лет об одном и том же, о Христе и его спасении, со скуки помрешь. Вот он и оживил, как умел, свой профессиональный дискурс.

Из этого не следует, что я его одобряю. Но появилась хотя бы надежда на понимание. Если, конечно, Половинко не сочинил эти смешные реплики самостоятельно (чего я не одобрила бы совсем).

И я придумала достойное наказание для этой заблудшей души. Во-первых, уволить его из попов, во-вторых – немедленно зачислить в писатели/художники/ скульпторы/инсталляторы/фенечковязатели, в-третьих, проследить, чтобы пропитание он себе изыскивал только в области искусства.

Это будет достойная месть общества и одновременно божий промысел. Простите опять за то, что поминаю всуе.


Автор Лиля Калаус