Алессандро Фриджерио

Профессор политических наук, 42 года

Нужно утвердить, вдолбить в обществе понимание: женщины так же важны как и мужчины!

Я родился и вырос в Италии, в маленьком городке Монза, в десяти километрах от Милана. После окончания докторской я разослал свое резюме в разные университеты по всему миру и в итоге оказался в Казахстане, в Университете КИМЭП. Сейчас я веду переговоры с ALMA University о возможном трудоустройстве.

Я понятия не имел, чего ожидать от Казахстана, за исключением того, что показывали в фильме, популярном на тот момент – «Борат». Этот фильм был хорошей вещью для репутации Казахстана, на самом деле. Он дал людям за пределами страны идею, что казахстанцы способны шутить над собой и не воспринимать такие шутки слишком серьезно. То есть так я думал до тех пор пока не приехал сюда.

Казахи и итальянцы, как я всегда говорю, по сути одинаковы. Абсолютно идентичные народы как в хороших вещах– доброта, забота о семье, – так и в плохих – непотизм, коррупция.

В чем страны отличаются, так это в понятии географического пространства. Когда я впервые прилетел в Алматы, то увидел красивый город, окруженный горами, и ничего вокруг, совсем ничего. В Италии стоит проехать небольшое расстояние и ты уже в другом городе. Дело даже не в дистанции и протяженности страны, а в том, что между городами абсолютно ничего нет.

Как-то раз я пытался уговорить друга поехать на машине из Алматы в Астану. Он сразу отказался. На мой энтузиазм и предложение объездить страну, останавливаясь по пути, он строго ответил: «Так останавливаться-то негде».

Самая интересная сторона Казахстана – это молодые поколения. Они мечтают о том, чтобы вести такой же образ жизни, что и люди в США или Европе. Причем, они обязательно хотят жить на таком же высоком уровне. Многие из них могли бы просто уехать в Европу и получить эту жизнь там, но я замечаю тенденцию, что большинство хотят эту жизнь именно в Казахстане.

В сфере образования на данный момент существуют совершенно нереальные ожидания от профессоров. Им дают по 4-5 предметов каждый семестр, не предоставляя достаточных научных ресурсов, а потом ждут как минимум две публикации в мировых изданиях в год. Так это не работает. Дайте преподавателям по два предмета в семестр, выделите время для исследований, и вы непременно увидите положительный результат.

В вузах наблюдается острая нужда в преподавателях казахстанцах. Именно казахстанцы должны составлять основу преподавательского состава, а иностранцы должны быть дополнительной силой. Очень много студентов сейчас возвращаются на родину после обучения за рубежом – привлеките их. Ведь в конце концов иностранцы уезжают, и с чем вы тогда останетесь?

Трехъязычная программа обучения – очень хорошая идея, но исполнение вызывает вопросы. Взгляните на зарплаты учителей. Подумайте, вы требуете от этих людей с очень низкой заработной платой не только знать три языка, но также уметь учить на этих языках. Идея, конечно, классная, но если есть один преподаватель, способный учить на русском, казахском и английском, будет ли он/она мириться с низкой зарплатой? Решение этой проблемы в теории очень простое – пересмотреть распределение богатства в стране. Средний класс растет, но очень медленно, его нужно стимулировать.

Менталитет людей в Казахстане очень нео-либеральный, что удивительно для страны, бывшей частью СССР. Суть нео-либерализма в том, что каждый индивидуум думает только о себе и своих нуждах. Но страны ведь так не работают. Те же США сейчас проходят через очень сложный этап именно по этой причине. Добавить бы немного гражданской ответственности, больше осознания того, что каждый из нас помимо частного лица еще и гражданин, тогда можно смотреть на будущее с оптимизмом.

«Полезные связи» — так это называют американцы, это понятие, что правильные знакомства откроют доступ к хорошим возможностям. Мы же говорим проще – «непотизм». Тут открывается вопрос разных перспектив на проблему, ведь привычка отдавать предпочтение знакомым существует и в США, но в Италии и Казахстане она проявляется сильнее. С одной стороны, это говорит о сильных семейных ценностях, но с другой стороны, если ты отдаешь работу своему недалекому брату или приятелю только потому, что он твой брат или приятель – это серьезная проблема.

Я женат на казашке и у нас двое детей, старший в этом году пойдет в первый класс. Сказать честно, у нас не так много традиций, которым мы следуем. Моя жена и я — атеисты. Следовательно, религия, которая привносит очень много традиций, для нас не играет большой роли. Мой отец так же атеист, а вот мама – католичка. Она хотела, чтобы мои дети были крещены. Но так как это мои дети и моя семья, и я не верю в подобные обряды, я сказал: «Нет, мам, спасибо большое, но это мои дети и мы не будем их крестить».

К счастью, нам повезло в том плане, что хоть наши семьи и любят нас очень сильно, и всегда готовы помочь, они не переступают черту. Я знаю, что это проблема для многих семей как в Казахстане, так и в Италии. Наши близкие уважают наши решения и знают, когда отступить.

Существует определенный ряд проблем, возникающих с ранним замужеством/женитьбой. Часто все заканчивается разводом, потому что молодожёны были слишком юны, не знали, что делали, жизнь после свадьбы не оправдала их ожиданий и они расходятся. В этом нет ничего постыдного и развод вполне легален в Казахстане, но у меня довольно старомодные понятия: я всегда верил: когда женюсь – это будет конечным решением, моя жена навсегда станет моей единственной женщиной.

Женщины и девушки в Казахстане – независимы до определенного момента. Ситуация с правами женщин здесь намного лучше, чем во многих других странах мира, но мне кажется, девушкам все-таки приходится работать усерднее, чтобы твердо встать на ноги. Государству следует приложить больше усилий, чтобы исправить такое положение вещей. Нужно утвердить, вдолбить в обществе понимание: женщины так же важны как и мужчины!


Фото из личного архива

Сафия Садыр