Хельсинки, уют и панки

Третья статья из серии «Дневники автостопщицы», где Арина Осиновская – девушка, обошедшая пешком такие страны как Россия, Узбекистан, Кыргызстан, Украина, Беларусь, Молдова,Монголия, Грузия продолжает делиться непутевыми заметками о своих новых приключениях в странах Северной Европы.
Хельсинки

Может быть сейчас, перед пересечением российско-финской границы, после холодной и дождливой дороги стоит ненадолго остановиться и рассказать, почему я летом решила ехать в пасмурные северные скандинавские страны. Год назад путешествуя там, где невозможно потеряться и люди говорят только на русском, где вокруг только сталинки и хрущевки, а смену государства замечаешь на пограничном допросе, я решила, что пора выходить из зоны комфорта. Иначе все вдохновляющие места так и останутся в фильмах про путешествия, которые я так люблю смотреть. А еще после Средней Азии мне очень хотелось оказаться в странах с минимальным количеством людей на квадратный километр, которые максимально уважают твое личное пространство. Не скажу, что я еду только за пресловутой толерантностью, скорее, за вежливостью и уважением к жизни других людей.

Мне, как и каждой девушке, хочется простых вещей: чтобы не было страшно гулять вечером по городу одной, чтобы никто не трогал меня за дреды без моего разрешения и не разглядывал пристально на улице, громко обсуждая мою внешность. Чтобы было ощущение безопасности, которого у меня нет в Казахстане.

К пересечению границы с Финляндией я готовилась морально последние полчаса, пока мы стояли в очереди. Ее нельзя перейти пешком, поэтому нам повезло, что мы остановили машину задолго до нее и не пришлось стоять и уговаривать водителей взять нас к себе в машину уже перед границей. Подвезти тебя согласятся многие, а вот пересекать границу с парой незнакомых путешественников хочет далеко не каждый водитель. Я готовилась к первым объяснениям на английском про то, кто я и куда еду, к досмотру вещей и вообще ко всему на свете. Ожидания почти оправдались, но финский пограничник на ломаном русском спросил, сколько у меня денег, на что я заученно ответила «по 40 евро на день» и пошла навстречу Европе и второму пограничнику с собакой, вызванному специально для меня. Моему спутнику повезло чуть меньше, ему пришлось распаковывать и показывать все содержимое своего рюкзака и даже кошелька, чтобы достопочтенные пограничники удостоверились, не бомжа ли безденежного они пускают в свою страну. К счастью, мы подготовились, у нас были наличные деньги и карточки, на которых, как мы говорили, у нас остальная огромная сумма для шикарной туристической жизни. С палаткой, спальниками, газовой горелкой и несколькими килограммами круп и консервов из санкт-петербургских супермаркетов в рюкзаках, конечно же.

Есть в положении гражданки страны третьего мира что-то унизительное, эта необходимость доказывать свою платежеспособность и социальную состоятельность, проходить собеседование с консулом, и все ради того, чтобы пересечь придуманную государствами границу, тщательно охраняемую и отделяющую экономически успешные страны от всего остального мира, в котором они размещают свои фабрики и заводы.

Хельсинки

С этими мыслями я пересекла границу, за которой первое, что мне бросилось в глаза – неуловимая смена пейзажа. Как будто ты в компьютерной игре, где локация лучше прогружена. Вроде природа та же – деревья, трава, небо – но дорога уже очень ровная, вдоль трассы на отдалении бежит отдельная пешеходная и вело-дорожка, тоже с разметкой, трава на полях аккуратно подстрижена, а редкие деревенские домики не выглядят, как будто вот-вот развалятся от легкого дуновения ветра. Чем дальше мы углублялись в европейское пространство, тем больше удивлялись — мы въехали в дачный район маленького города Лахти и там было так чисто и ухожено, как просто-напросто не бывает в маленьких городах! А еще не было заборов между домами. Ну вы представляете себе, построить коттедж и не огородить его забором с камерой и мощными воротами, за которыми злая собака? А вот финны могут себе такое позволить. Через какое-то время мы тоже начали себе позволять оставлять свои рюкзаки в любом публичном и не очень месте в полной уверенности, что их никто не тронет. Так происходило на паромах и в музеях, парках и библиотеках. Мы могли со спокойной душой гулять без лишнего веса за спиной, а потом просто вернуться и забрать их невредимыми из нашей палатки, разбитой в парке. В первый подъем в горы я засомневалась и взяла с собой лишний килограмм моего ноутбука, в следующий же раз мой рюкзак со всем содержимым дожидался меня у подножия горы в палатке, разбитой за туристическим центром на парковке. Вместе с вещами моего спутника он был в целости и сохранности.

А пока мы приняли приглашение нашего водителя переночевать в летнем домике его друга в Лахти, а с утра выехать в Хельсинки. После пяти часов непрерывных разговоров в машине, еще и на русском, между нами возникло доверие. А разговоры продолжились за ужином, а потом еще и за завтраком, и вплоть до остановки, на которой Александр (так зовут водителя) попрощался с нами, докинув до выезда из города. Дорога только начиналась, а встречи были уже очень приятные и, как часто кажется, не случайные.

Хельсинки

Простояв первые полчаса на остановке, мы поняли, что пора начинать выглядеть, как те самые путешественники с табличкой, на которой написан город, куда они хотят попасть. Особенность европейского автостопа — тут нельзя стоять на автобане, не только запрещено законом, но и неэффективно и небезопасно, так как машины несутся с огромной скоростью. Поэтому единственный вариант – это небольшие выезды или автобусные остановки, на которой мы и стояли с уже нарисованным на картоне названием города «Helsinki». Дело пошло быстрее, водители в проезжающих мимо машинах начали больше улыбаться, а потом и остановился наш первый водитель. Я уже не помню, как его звали, зато помню, что ему было интересно узнать, как мы познакомились и теперь вместе путешествуем, мы же из двух разных стран. Мы рассказали, что познакомились год назад в Карпатах, горах Украины, и он решил, что это гораздо круче тиндера и баров. Я тоже так думаю, кстати, но в интернет знакомствах себе все равно не отказываю.

Автобан до Хельсинки, куда мы ехали к знакомому наших знакомых из Питера, удивлял почти полным отсутствием ограничений скорости и притаившихся за кустами блюстителей дорожного порядка. Поэтому город показался очень быстро, мы были оставлены в самом центре, где по навигатору легко нашли нужный адрес. В Хельсинки мы планировали пробыть пару дней, в первый из которых нас повезли на дачу, удивив крохотными финскими огородами. Там мы поняли важную вещь, которая распространяется на все скандинавские страны — люди тут любят и умеют отдыхать.

Если у них есть загородный дом, садик или даже балкон, они посадят там цветы, поставят кресло и зонтик от солнца. Пространства тут используются для отдыха, и никто не вывозит хранящиеся на потом вещи куда-либо еще, кроме свалки. Конечно, у них больше причин так делать, советского мышления Плюшкина, сформированного кризисами, обвалами валюты и жизнью в постоянном дефиците с лозунгом «беречь и выращивать все, что только можно», у них нет. У них есть IKEA и гораздо большая потребительская способность, позволяющая выбрасывать почти новые вещи, мебель и продукты из домов и магазинов. И только первую привычку мне хотелось бы у них позаимствовать.

Хельсинки был для меня первой точкой, где я привыкала к тому, что не понимаю разговоры на улицах и огромным на наши деньги ценам в магазинах. Особенно трудно мне было привыкнуть к тому, что я не могу позволить себе стрит-фуд и кофе на вынос. Вернее, могу, но тогда путешествие придется завершить меньше чем на середине, потому что у меня закончится весь бюджет. Если кому интересно, кстати, у меня с собой 450 евро, на которые я собираюсь дичайше шиковать в семи европейских странах полтора месяца, и никто не сможет мне этого запретить!

Мама, я в Европке) Первый закат, а сколько еще первых раз у меня будет в этом путешествии? Первый дампстердайвинг, полтора часа на трассе и ни одной остановившейся машины, веганские вкусняхи, сквот и панк-гиги. Впереди вся Скандинавия, мы только в Хельсинки и выезжаем завтра дальше обнимать Муми-троллей. Если вы тусите недалеко, хотите встретиться или просто посоветовать, куда можно сходить и что увидеть, я буду рада) По маршруту: Финляндия-Швеция-Норвегия-Дания-Германия-Польша)

Публикация от Арина Осиновская (@arina679)

Еще в Финляндии мы с моим другом Мишей начали играть в грустную игру «А у нас бы такого не было». Не потому, что это не нужно, а потому что это обязательно бы сломали, украли или любыми другими способами не позволили бы этому существовать и исправно работать в общем городском пространстве, принося пользу для всех. В эту категорию попадали очень красивые граффити на городских развалинах и сквоты (Esq. пустующие помещения, в которых обитают самовольно захватившие их жильцы); батуты на городских набережных, где можно попрыгать, глядя на залив с плывущими по нему кораблями; арт-объекты и художественные инсталляции на улицах; оставленные без замков велосипеды на городских велопарковках, культурные центры-библиотеки со свободным пространством для работы и отдыха и соответствующей для этого техникой, бесплатная еда на городских фестивалях; специальное оборудование в общественном транспорте и на всех городских лестницах для колясок и еще много разных мелочей вроде раздельного сбора мусора, которые призваны делать жизнь всех людей лучше и удобнее. И все люди — это еще и понимают, и используют по назначению. В таких ситуациях чувствуешь себя настоящим древним человеком, смотрящим на колесо и думаешь: а что, так можно было?

Мы-то конечно понимаем, что ничего из этого не появилось просто так,  гражданское общество и социальные структуры этих стран прошли долгий путь развития, какие-то даже без колониального, а только с колонизаторским историческим опытом. И оттого становится печальнее, еще дальше отодвигая эту реальность от настоящего, в котором я и все мы привыкли жить.

Вот примерно эти мысли и роились у меня в голове, когда я сидела на берегу озера в центре Хельсинки, и смотрела на лежащих на траве не только студентов и не только молодых людей, и задумчиво хрустела чипсами. Мы попали на выходные, поэтому наши ночные прогулки сопровождали веселые финские песни под гитару и шумные толпы людей на улицах возле баров. Толпы, которые не хочется обходить по другой стороне улицы, ведь они вовсе не выглядят агрессивно.

За пару дней мы успели побывать на презентации анархистского печатного коллектива в бук-кафе в Хельсинки и на паре панк-концертов. Для меня, девочки из тех мест, где панк как субкультура пошел по собственному постсоветскому пути развития, было удивительно наблюдать такое количество взрослых людей на подобных концертах. Людей, для которых увлечение этой музыкой прошло подростковую стадию и осталось с ними навсегда. Приятно осознавать, что здесь человек может позволить себе выглядеть как он хочет в любом возрасте. Ну и давно я не видела цветных ирокезов, признаю.

Следующий город Финляндии в нашем маршруте был Турку. Крохотный и уютный, как все скандинавские города, по дороге в который мне запомнилась одна мелочь. Уже почти на выезде из столицы мы проходили огороженный участок с ремонтом дороги. Был перерыв на обед и вся бригада пила кофе в кофейне, мимо витрины которой я прошла. И я подумала, как же прекрасно, когда люди пьют кофе, а не выпивают. А потом понимаешь, что такое может позволить только соответствующая зарплата и другие социальные условия.

В городе Турку мы встретились с нашими будущими друзьями в бук-кафе. Свободном пространстве, где можно читать книги, общаться с друзьями и перекусить веганской едой. Кафе держится за счет студентов-волонтеров, которые помогают работающей команде совершенно бескорыстно в удобное время. В нем мы познакомились с другом моего друга и его девушкой, у которых прожили следующие два дня. И с их подругой, у мамы которой будем останавливаться в Стокгольме.

Маленький город мы прошли пешком за один день, удивились тишине на его улицах и не закрывающимся от посторонних глаз уютным дворикам, заборы вокруг которых были скорее для красоты, чем для охраны. Главное, что я хотела увидеть во всей Финляндии — это Мумилэнд, находящийся на острове рядом с прибрежным городом Наантале. Миша не читал сказок Туве Янссон в детстве, а я была очарована Муми-троллями сколько себя помню. Поэтому он гулял по городу, а я, прибежав по понтонному мосту на остров, кинулась обнимать огромных и мягких Муми-маму и Муми-папу. И мне было все равно, что я и еще одна девушка из Японии самые взрослые люди на этом острове, исключая родителей, которые привели туда детей. Три часа в этом парке заставили меня вспомнить все свое детство, пока я бродила по тропинкам в лесу от палатки Снусмумрика до Муми-дома. Я обошла его весь, посмотрела театральные представления с актерами в костюмах героев сказок и посидела на ступеньках купальни, глядя на Балтийское море. И слезы стояли у меня в глазах не только потому, что с моря дул сильный ветер.

Путешествия превращают меня в маленькую наивную девочку, которая верит в сказки. Наверное, потому что я каждый раз надеюсь, что из своего автостопа вернусь домой целая, невредимая и счастливее, чем была, а не останусь в нескольких мусорных мешках вдоль заграничной трассы. А еще потому, что мои сказки детства оживают на глазах. И если раньше в российских деревнях оживали былины и уральские сказы, то сегодня я была в Муми-доме, обнимала Муми-тролля, стояла на подмостках купальни Туу-тикки, слушала песни Снусмумрика и Малышки Мю, смотрела с палубы мумипапиного корабля в Балтийские море и не было в этот момент человека счастливее меня. Потому что сказки оживают, если в них в верить. Это та самая купальня из «Волшебной зимы». А живой рыжий Снусмумрик теперь моя новая сексуальная фантазия))

Публикация от Арина Осиновская (@arina679)


Так началось мое путешествие — от одной детской сказки до другой, с которыми я когда-то росла, а теперь они выросли вместе со мной в настоящие финские заливы и купальни, лесные тропинки с троллями и моря с хаттифнаттами (Esq. — вымышленные существа из сказок о муми-троллях). А впереди ждал город Карлсона, до которого нужно было доплыть через море и это будет моя первая морская переправа.

Находясь в дороге всего пару недель, я уже начала по-другому ценить личное время и разные вещи. Время для себя стало очень редким и важным, позволяющим подзарядить батарейки моей маленькой внутренней интровертки, а вещи стали подразделяться на полезные и ненужные. Так вот, полезных вещей в рюкзаке было конечно больше, но и ненужные тоже обнаружились, причем такие, с которыми сложно расставаться, потому что милы и дороги. Пожалуйста, не повторяйте мои ошибки. Если у вас есть две футболки, не берите третью, а вторая книга в дороге точно не пригодится (может быть, и первая тоже, если есть телефон и power bank).


Автор Арина Осиновская

Фото Михаил Новиков