Каково это – комментировать Олимпиаду

Мезенцева Елена Владимировна, комментатор соревнований по конькобежному спорту на Олимпиаде-2014 в Сочи.

Я сама когда-то занималась спортом, заканчивала физкультурный институт и сейчас поддерживаю связь с этой средой. Впервые судила международные соревнования в рамках Азиатских игр 2011 года. После этого меня приглашали в Россию – это были кубки мира и чемпионат Европы – и меня взяли на заметку, когда встал вопрос о формировании судейских бригад для Олимпиады в Сочи. Так что ехать решила даже не я – решили за меня.

В 2013 году мои контакты были переданы представительнице Канады, руководительнице «прибрежного кластера» — то есть тех объектов, которые располагались непосредственно на побережье – туда, в том числе, относилась Адлер-Арена, на которой проходили соревнования по конькобежному спорту.  Я должна была предоставить запись голоса – моя функция называлась «судья-информатор», и при отборе проверялась дикция на английском и русском. После предварительного разговора по скайпу меня пригласили на тестовые соревнования, которые проходили в Сочи в марте 2013 года, это был чемпионат мира по отдельным дистанциям. На этом этапе отбора представители союза конькобежцев России уже оценивали работу комментаторов, и по завершению чемпионата окончательно утвердили мою кандидатуру.

То, что меня взяли, для меня самой было большой неожиданностью. После разговора с канадской представительницей прошло какое-то время и была тишина. Мне нужно было сориентироваться, брать отпуск или нет, как планировать свое время, и я ей написала — «Вы не могли бы уточнить, что там?» – а в ответ: «Да вы что, вам разве не сказали, с вами разве не связались? Мы же утвердили вашу кандидатуру, берите билеты!».

Как мне потом пояснили, критериями отбора было знание правил соревнований и общее понимание того, что происходит в этом виде спорта. Знание русского и английского языков было важным, потому что вся коммуникация осуществлялась на английском. Учитывались также дикция, окраска голоса, чтобы два информатора были созвучны по тембру, так что меня подбирали еще и под другого комментатора из Канады, который комментировал на английском и французском.

Комментировала я по-русски, и меня все спрашивали – как это так, что, во всей России не нашлось русскоговорящего комментатора? Может, меня взяли из другой страны, потому что у меня нет никаких диалектических акцентов российских, протяжных «о» или «а». Или же просто сложилось так, что в России не подобрали подходящую кандидатуру, владеющую английским языком.

Я была частью группы спорт-продакшн – это не только комментаторы, но и видео- и аудиоподдержка, режиссеры, операторы. Там же был диджей и те, кто развлекали зрителей на трибунах. Многие из них работают в масс-медиа, на телевидении, но были и те, кто к этой сфере никакого отношения не имел. Был у нас даже один менеджер из автосалона Mitsubishi, мы все удивлялись, как он сюда попал – а человек просто увлекался музыкой, любил сводить треки, и после курсов одного известного московского диджея приехал быть диджеем у нас.

Комментатор должен видеть и всю арену собственными глазами, и то, что ему выводится на монитор, основные крупные планы. Кроме того, есть счетчики времени, которые показывают, когда ты должен начинать говорить и когда остановиться. Это колоссальное напряжение. Конькобежный спорт относится к классическому олимпийскому виду спорта, и комментировать его надо в сдержанной манере – сказать время разгона, время круга, кто лидирует, насколько спортсмен опережает свой график, насколько близок к личному и национальному рекорду. Комментирование фристайла в сноубординге, например, происходит совсем по-другому.

Когда мы уже приехали в Сочи перед началом Олимпиады – за неделю мы должны были быть там – проводился ряд тренингов, семинаров конкретно с информаторами, где нам дали основы. Рассказывали про этические моменты – какие есть требования, какие ограничения, что можно говорить, а что не нужно. Основным требованием было то, что комментатор должен быть нейтральным человеком на арене и явно не выдавать особой поддержки какому-либо спортсмену. Мы должны были одинаково болеть за всех, потому что это Олимпиада, и каждый, кто попал туда, уже достиг чего-то в своем ремесле.

Мы должны были приходить заранее, потому что арена открывалась за полтора часа до старта, приходили зрители, наполнялись трибуны. В этот момент их нужно было каким-то образом занимать, выдавать информацию о предыдущих днях соревнований, что ждет их в этот день, какие-то общие объявления. После комментирования самих соревнований и церемонии награждения – подготовка к следующему дню. Это, например, статистика: знать спортсменов, их достижения, чтобы в ходе дистанции, если дистанция длинная, зрителю выдавать какие-то факты из жизни. Нам статист привез огромную стопку досье на каждого участника, ознакомиться. Кроме того, есть такой щепетильный момент – правильно произнести имя, фамилию спортсмена, поэтому заранее, еще до начала соревнований мы подходили к каждому спортсмену или представителю команд, чтобы этот вопрос прояснить.

Для меня самым приятным и запоминающимся было вести церемонии награждения. Это на самом деле какое-то сопереживание,  твой голос фактически ведет эту церемонию.

Эти трогательные моменты, когда спортсмен стоит, переминается с ноги на ногу, ждет, когда услышит свое имя, чтобы наконец встать на эту ступеньку, и ты видишь этот крупный план – это было очень волнительно, потому что, произнося его имя, ты будто с ним поднимался на пьедестал.

Забавные ситуации тоже были. Буквально в первый день был момент, когда голландский конькобежец, который выиграл забег на длинную дистанцию – сейчас это известный, можно сказать, легендарный спортсмен Свен Крамер, – нарушил весь протокол. В тот момент, когда нужно было готовиться выходить на церемонию награждения на арене, он, сняв коньки, вместо того, чтобы идти к подиуму, рванул на трибуны через лед, через ограждение, чтобы поприветствовать своих болельщиков и супругу. Все были в смятении, потому что это трансляция на весь мир, а у нас тут откладывается церемония, потому что спортсмен убежал на трибуны.

Я по-прежнему езжу на такие соревнования, комментирую, никогда не отказываюсь. В этом году комментировала Универсиаду в Алматы. В силу того, что конькобежный спорт очень развит в европейских странах, а также в Америке, Канаде, Корее и Японии, где есть свои профессиональные комментаторы, моя география ограничивается Казахстаном, Россией и Беларусью. В этих странах, как правило, я привлекаюсь для комментирования на английском языке, а Олимпиада был такой отличительный случай, когда нужен был русский. Такая вот дружба народов получилась.


Записала Анна Вильгельми