Каково это – переплыть Гибралтар

Ержан Есимханов, 34 года, партнер в юридической фирме

Признаюсь честно, я никогда по-настоящему не занимался спортом и плаванием. Я – типичный офисный работник, юрист, партнер юридической фирмы. Время от времени предпринимал какую-то активность, но серьезный настрой пришел только с осознанием, что надо меняться, потому что физическая форма уже никуда не годилась.

Поискал, пробовал заниматься разными видами спорта – тяжести, единоборства, прочие вещи, ничего не нравилось. Однажды в мае 2016 года пришел в бассейн и практически с нуля проплыл метров 100-150, больше не смог. Меня это несколько задело, я начал больше тренироваться.

Желание плавать на длинные дистанции приходит постепенно. Первый заплыв был через Нижний Новгород по Волге – я зарегистрировался просто чтобы посмотреть каково это, и мне понравилось. В первую очередь, атмосфера, ну и чувство, что сделал это, достиг цели, ведь для любителя и 3 км – большая дистанция. Я не думал, что у меня получится, а получилось и очень даже хорошо. После этого я проплыл 5 км в Испании, это было уже тяжелее, потом 10 км, а за ними и 14.

Что интересно, в Испании соревнуется большое количество инвалидов. Это здорово! Люди приезжают на колясках, плывут ту же дистанцию что и ты, и порой плывут быстрее.

Сложности – они не те, которые обычно приходят на ум, когда многого не знаешь по теме, это не волны, медузы, акулы и прочее. Сложности очень простые – холодная и соленая вода.

У нас в Казахстане плавать негде, поэтому плавают очень мало. У нас гораздо популярнее триатлон (спортивное троеборье: плаванье, велогонка и бег), туда ушли многие офисные ребята, такие же как я, и меня звали. Но с триатлоном я сразу понял, что не мое. А вот люди, которые долгое время занимались, сейчас стали интересоваться плаванием. Интерес постепенно проявляется, потому что этот вид спорта с одной стороны проще чем триатлон, можно концентрироваться на чем-то одном, а с другой стороны, дает возможность поездить, посмотреть места, познакомиться с интересными людьми.

Почему Гибралтар? Потому что за последние 90 лет его переплыло всего около 1200 человек. Первый зарегистрированный заплыв произошел в 1928 году – женщина из Великобритании проплыла за 12 с половиной часов. Я сделал это за 4 часа 46 минут.

На Гибралтар нормальные люди регистрируются за три года до заплыва. В Испании есть специальная ассоциация, которая ежегодно выдает 60 лицензий на весь мир. Время заплывов ограничено: можно плавать с мая по сентябрь, в среднем по два заплыва в неделю. То есть они эти 60 лицензий по этому промежутку распределяют.

Меня ребята из Франции, Испании, Молдовы, Англии спрашивали, когда я зарегистрировался. Я отвечал: «Два месяца назад». На что мне говорили, это невозможно. Они все ждали в среднем по 3 года. А мне просто очень повезло. Когда не получилось купить лицензию напрямую у ассоциации, я нашел посредников, которые выкупают эти слоты у организаторов и предоставляют поддержку – учат, тренируют. Я им написал, и они мне сообщают: «У нас буквально вчера снялся с заплыва на сентябрь человек из-за травмы. Если вы в течение 2-3 дней подтвердите свою квалификацию, что вы способны переплыть и оплатите регистрационный сбор (около 2,500 евро), то заплыв ваш».

Для квалификации надо было подтвердить способность долго плавать в соленной воде. Я выслал свои официальные трак-рекорды со всех чемпионатов, в которых участвовал. Дальше надо сдать определённый тест на скорость, что делается очень просто – есть специальные таймеры, часы по замеру дистанции и времени. Я проплыл дистанцию в бассейне, замерил время и отправил скриншоты. После этого мне сказали: «Да, можно плыть».

На Гибралтаре непонятно сколько точно плыть – понятно, что минимум 16 км, а максимум 22. До этого я плавал максимум десять. Почему такой разброс? Гибралтар — это большое количество течений и 8 ветров. Сам пролив 11 км, но прямой дороги нет. Если плыть напрямую от начала заплыва, берега Испании, до берега Марокко – там большую часть занимает военная база, и ты не доплывешь до нее, тебя не пустят. Поэтому надо плыть за шкипером и его лодкой, и нельзя сказать точно как долго это будет продолжаться. Нас предупредили: настраивайтесь на 6 часов непрерывного плавания

Реальная подготовка к Гибралтару началась месяца за два до сентября. Это был восьминедельный курс тяжелых, интенсивных тренировок. К примеру, каждую субботу я плавал в бассейне с 6:30 до 10 утра. И последние полчаса вокруг всегда бегали спасатели, потому что не понимали, что я делаю. Они никогда не видели, чтобы человек столько плавал в бассейне. Я тренировался 9 раз в неделю, проплывал примерно по 40 км.

Заниматься я не прекращаю никогда, просто зимой у меня менее, а весной и летом более интенсивные тренировки.

Во время заплывов случаются моменты кризиса, когда кажется, что не доплывешь, не сможешь. Каких-то единых методик борьбы с этим чувством нет. Могу сказать, что там слабо помогают мотивирующие вещи вроде «ты можешь», «осталось совсем чуть-чуть», там голова работает по-другому. То есть те вещи, которые мотивируют на суше, вроде того же «ты первый представитель из Казахстана, нельзя опозориться» — не действуют. Работают другие тактики – надо очень спокойно к этому подходить. Я к этому заплыву пытался подойти как к тренировке. Говорил себе: «Это просто очень тяжелая тренировка».

Иначе можно перегореть. Так, наверное, и было с группой до нас, где стартовало 4 человека, а финишировало двое. Люди перегорают потому, что слишком серьезно к этому относятся, испытывают сильное давление. А я пытался воспринимать спокойно, говорил себе: «Это просто тренировка, продолжаем, работай-работай-работай».

За последние два года я участвовал в шести крупных соревнованиях и каждый раз настрой такой, что тебе руку отрубят и крокодил вцепится в ногу, но ты доплывешь. И только потом будешь разбираться. Когда плывешь и чувствуешь, что у тебя конечности отваливаются, что-то не то с желудком, тошнит, голова болит, шею стерло – не имеет значения, ты не обращаешь внимания на такие вещи. Уже потом – ты коснулся берега, сфотографировались, забрался на лодку – и только тогда почувствовал как тебе плохо. Я отходил сутки.

У нас была группа из четырех человек – я и три испанца. Одного товарища мы просто тащили. Группой плывут так же как летит стая лебедей – стрелкой. На острие находится самый сильный пловец, остальные по бокам, а самый слабый – в середине, за сильнейшим. В итоге, мощный поток воды мы как бы принимаем на себя и защищаем того кто в середине.

Первое и самое главное правило: ни в коем случае нельзя касаться сопровождающей лодки – это автоматическая дисквалификация. Применяется ко всем без исключения заплывам. Второе важное правило: если идет группа, она не должна разрываться больше чем на 50 метров. Если такое случается, то отстающего снимают, что и произошло с нами. На третий раз, когда наш слабый пловец отстал, его дисквалифицировали.

Сильнейшего и того кто послабее в группе определяют до заплыва, путем тренировок. Я оказался сильнейшим, как ни странно, хотя испанцы – народ много-плавающий, а мы наоборот, сухопутный.

Есть определенный регламент относительно еды, он везде разный. Это связано с особенностями воды. На Гибралтаре первый перерыв на еду во время заплыва произошел через 1 час 20 минут, и потом через каждые 45 минут.

Я на таких дистанциях в один прием питаюсь следующим образом: два энергетических геля и изотонический напиток, поддерживающий баланс соли в организме. Многие ошибочно считают, что в воде не теряешь соли, не потеешь, как допустим при беге. Однако в воде этот процесс наоборот сильнее и происходит незаметно, что очень опасно, поэтому надо обязательно восстанавливать баланс. Каждый делает это по-своему. Кто-то ест шоколад, многие выходцы из бывшего СССР берут детские пюре, они удобные и со вкусом. Кто-то любит кока-колу, потому что концентрированные углеводы и чистый сахар – то что нужно при большом расходе энергии.

На каждый «обеденный» перерыв дается минута. Мы делали это даже быстрее. Тебе кидают сачок с твоими продуктами, мне кинули гель – я его выдавил, съел, упаковку кинул обратно. И вперед.

Бывают проблемы с коммуникациями. С испанцами сложность заключалась в том, что они очень любят разговаривать. Малейшая остановка – и два моих испанца начинают переговариваться с группой поддержки, группа поддержки с ними. И в какой-то момент я уже не удержался, говорю на русском: «Да что же за …, да чтоб тебя …, поплыли!»

И они меня с моим русским поняли, и мы поплыли.

Начинающим пловцам я бы перво-наперво посоветовал найти хорошего тренера. Я этого в свое время не сделал, два месяца плавал без тренера, первый старт сделал без тренера. У нас же народ такой, не очень любит к тренерам ходить, у нас же все умные и самодостаточные. Я тоже так думал, но мне хватило ума после первого заплыва понять свою ошибку.

Второй совет, не бойтесь нарушать советы тренера. Это звучит противоречием, но дело в том, что тренера в большинстве своем очень осторожны. Они обучают неподготовленных людей, и боятся ответственности, если что-то пойдет не так. Поэтому всегда учат подождать, не торопиться, говорят: «Вот ты сейчас проплыл 5 км, проплыви еще пару раза по 5 км, потом переходи на 10 км». Немного, конечно же, правильно оценивая свои силы, надо рисковать. Если бы я не рисковал, то до сих пор плавал детские дистанции и был доволен.

В следующем году я хочу попробовать три старта, интересных мне на данный момент. Швеция, озеро Vidostern — 21,5 км. Марафонский залив в Италии. И еще одна дистанция, о которой мы договорились с товарищем из Молдовы – гонка в Питере, по финскому заливу из Питера в Кронштадт. Я попробую сделать хотя бы две из этих трех дистанций.

Можно сделать эстафету через Ла Манш, то есть я проплываю 1 час, передаю другому, через три человека опять плыву час, и так до конца пролива. Знакомые москвичи сейчас зовут на эту эстафету.

Но основная цель – все-таки Ла Манш. Не знаю, стану ли я первым казахстанцем, переплывшим Ла Манш. Много кто планирует и пытается. Я вообще никогда не думал в таком ключе, «я-первый казахстанец, который сделал то-то». На это нет времени. До заплыва ты еще не первый казахстанец, а после заплыва думаешь только о том, как все болит и штормит. Я все это делаю не для пиара, а для себя.

Я не спортсмен, я просто любитель. И если бы в мае 2016 года не начал заниматься, то точно также сидел бы в офисе, только весил килограммов на 12 больше.


Сафия Садыр

Фото из личного архива