Каково это – пережить рак яичка и стать отцом

Арман С., Алматы, 36 лет

Опухоль яичка я получил после спортивной травмы: во время тренировки по футболу мне ударили в пах мячом. Как оказалось позже, произошел разрыв яичка, это довольно частая травма в спорте. Но я не забил тревогу и обратился за медицинской помощью лишь через два-три дня. Врачи обнаружили застой крови, меня сразу же прооперировали и все вычистили. Потом была еще одна такая же операция, после чего я заметил нездоровые внешние изменения. Пришлось снова идти к врачам. Мне назначили узи, анализы, и, ничего толком не объяснив, направили в специальную больницу. И начались круги ада. За 2013-2014 год я прошел восемь курсов химиотерапии и 15 курсов лучевой терапии – это было самое ужасное время. Я чувствовал себя очень плохо, но эти слова не могут передать моих мучений.

Я никому не говорил о своем диагнозе. Семинома. Рак яичка. И надо отдать должное, что в нашей стране лечение бесплатное: мое лекарство стоило очень дорого, за неделю вливаний надо было платить около миллиона тенге. Сам бы я не одолел эту сумму.

Чаще всего в таких непростых ситуациях вокруг человека создается круг близких людей, от которых питаешься поддержкой. Но я решил не рассказывать о случившемся своим родителям даже после оздоровления, чтобы поберечь их – чтобы не было шока, переживаний, слез. Мне помогло то, что мы живем в разных городах. О моем лечении знали только моя будущая супруга и пара друзей.

Мы с супругой тогда встречались около года и планировали свадьбу, и тут случилась эта неприятность. Она молодец – не было ни слез, ни истерики. Когда она узнала, первым делом стала выяснять, куда нам идти и что теперь делать. Мы с ней в этот момент стали особенно близки и духовно срослись, ведь она не только морально помогала, но и поставила мне целую охапку восстанавливающих уколов после курса. Несмотря на болезнь, мы готовились к свадьбе на протяжении полугода, было сложно, но мы справились с последствиями химиотерапии (слабостью, тошнотой, непереносимостью запахов, раздражительностью и потерей волос). Свадьба прошла замечательно, пришлось прибегнуть к ухищрениям и лукавству, чтобы никто не о чем не догадался. Медовый месяц тоже был после химиотерапии. Мне нельзя было находиться на солнце, поэтому мы больше катались по побережью и купались вечером.

Рождение ребенка мы запланировали после завершения лечения. По совету врачей до начала химиотерапии я заморозил сперму в центре репродукции, и наша дочь появилась путем экстракорпорального оплодотворения почти два года назад. Самостоятельно ее зачать нам бы не удалось. На текущий момент у меня анализы нулевые, как нас и предупреждали. Мы долго морально готовились к рождению ребенка, особенно супруга, так как ей предстояло пройти через непростые процедуры. Когда мы поняли, что пришло время, записались на ЭКО, и только через три месяца подошла наша очередь.

Процедура ЭКО достаточно сложная вещь и проходит в несколько этапов, каждый из которых четко контролируется в зависимости от процессов, происходящих в женском организме. И все эти вещи нужно четко отслеживать, несмотря на внешние обстоятельства. Моя супруга перенесла стойко этот период. Так получилось, что мы выручали друг друга: вначале она ставила мне уколы, потом я ей – для того, чтобы поддержать ее организм. Процедуры она получала болезненные, из ЭКО-центра я ее однажды забирал в состоянии наркоза, когда она еще не понимала, что вокруг происходит. Мы вместе все прошли — сдавали анализы, ходили по врачам, и все говорило о том, что результат будет благоприятный.

Так и получилось. Как же мы радовались узнав, что супруга забеременела с первого раза. Поделились радостной вестью с родителями. Предварительную дату рождения ребенка назначили на январь, но дочь родилась на месяц раньше. Роды прошли благополучно, и наше счастье не знало границ, ведь это такое долгожданное событие в жизни каждой семейной пары, а в нашем случае особенно. Дочь родилась, когда я относительно выздоровел, и это был самый лучший день в моей жизни.

Наше родительство сейчас проходит в обоюдном режиме. Супруга занимается ребенком, я помогаю ей по дому и в общении с ребенком, стараюсь надолго не уезжать и не оставлять моих девочек. Мы вместе ходим в горы, гуляем, катаемся на велосипедах, и доча всегда с нами — у нас есть специальная корзинка, в которой сидит наше дитя.

Я в палате лежал с парнем, у которого был точно такой же диагноз. Он с помощью ЭКО стал дважды отцом. Я очень рад за него, ведь обыкновенное счастье состоит из ежедневных простых радостей — просыпаться со своей семьей, разговаривать с друзьями, обнимать родителей. И после того, как побывал на грани, все эти вещи ощущаешь по-другому. Я радуюсь тому, что просто могу все это делать. Я периодически сдаю анализы – они стабильно хорошие, но с таким диагнозом надо пройти пятилетний рубеж, чтобы была тенденция на полное выздоровление.

Я первый раз так откровенно об этом рассказываю. Решился на это, чтобы сказать людям, оказавшимся в подобной ситуации: не опускайте руки и разберитесь с мыслями в голове. В такие моменты их становится очень много и самостоятельно с ними справиться очень непросто. Я, находясь между жизнью и смертью тянулся за любой спасительной соломинкой, даже прибегнул к помощи целителя, которая в конце концов вложила в мое сердце надежду.

Спорт, из-за которого произошла эта драма, все-таки присутствует в моей жизни. Друзья говорят, что опасно играть такими вещами, есть риск повторения. Но я люблю футбол, у меня отец бывший футболист, просто теперь я играю в специальной защитной экипировке. Активно занимаюсь велоспортом, а после болезни в моей жизни появился еще и хоккей – моя давняя мечта. Спорт дарит сильные эмоции, и я с ним никогда не расстанусь. Я хочу купить дельтаплан. Мне нравится, что для разбега человеку нужно буквально 50 метров: вроде он только что стоял на земле, один миг – и он уже парит в небе! Уверен, это потрясающие эмоции, и я обязательно их испытаю. Чтобы вы поняли, это похоже на радость открытий во время путешествий в новые страны, но сейчас я словно открываю самого себя. У меня есть большое внутреннее желание купить дельтаплан, построить дом, родить детей. И усыновить ребенка, чтобы в мире на одно доброе дело стало больше.