Каково это – жить в раю с пистолетом под подушкой

Сергей Татаринов, 37 лет, директор русскоязычного телеканала острова Пхукет

Сергей ТатариновЯ в Таиланде с 2000 года. Попал сюда по воле случая. У меня не было денег, особых перспектив, только воля к победе и настойчивость. Начал учебу на четвертом курсе университета «Туран» в Алматы, намечалась международная туристская выставка, где я очень хотел поработать за 15 долларов в день! Там состоялась моя судьбоносная встреча с Владимиром Яновским – директором тайской туристической компании «Сонгклод турс». Именно он разглядел во мне – молодом студенте – потенциального сотрудника своей компании и пригласил поработать в Таиланде.

Мы вылетели в Бангкок. Я даже в самолете не верил, что все это происходит со мной на самом деле. И только когда нас встретили в аэропорту Бангкока с табличкой, начал осознавать происходящее. Потом мы ехали в Паттайю на микроавтобусе с тремя туристами из Алматы. В окнах проплывали фантастические пейзажи с пальмами, а я сидел и улыбался: в кармане было $300, и я ехал в свою новую жизнь в райском королевстве Таиланд! И я готов был работать даже бесплатно – за еду, ради получения бесценного жизненного опыта.

С тех пор я живу в Королевстве Таиланд.

Я привык здесь почти ко всему. Разве что жаркий и влажный климат порой надоедает, как и яркое солнце. «Местные» иностранцы здесь не загорают практически.

В тайском языке есть волшебная фраза – «Май пен рай», которую можно перевести примерно как – «Да ладно, ничего страшного». Что бы не случилось – тайцы говорят: «Май пен рай».

Наслаждаются каждой минутой жизни. Не боятся куда–то опоздать, например. Водитель, который едет в аэропорт за туристами, может запросто остановиться и покушать. И его не волнует, что он может приехать позже, чем запланировано. Он скажет: «Май пен рай, я был голоден».

У тайцев вообще культ еды – и в достаточной мере зная тайский, я понимаю, что при встрече они обязательно говорят о еде. Кто что кушал, в каком ресторане, какую редкую рыбу. Я сотни раз ездил со своим тайским партнером по Таиланду на машине, и в каждой провинции он знает какой-нибудь особенный ресторан. Иногда вот прямо в каких-то дебрях, где готовят уникальные и, конечно же, экстремально острые блюда.

Восхищает жизнерадостность тайцев, которая не пропадает с возрастом. Я часто бываю на ужинах с высокопоставленными тайскими чиновниками и бизнесменами. И они ведут себя очень просто, разговаривают, смеются. Наши люди, добиваясь высокого положения в обществе, обычно держатся серьезно, важно, лицо покрыто морщинами от наваливающихся проблем… У тайцев все гораздо проще. Они во многом открыты как дети.

Коррупция, конечно, здесь есть. Это Азия. Но как я уже говорил – тайцы очень патриотичны, и им не совсем комфортно жить в других странах. Ведь там нет горячо любимой тайской кухни, теплого климата, и уровень счастья не может сравниться со «страной улыбок».

У чиновников нет цели отправить своих детей учиться и жить за границей. Им не нужны виллы и особняки в Европе или Америке. Им не нужны счета в иностранных банках и валюте. Тайская элита живет здесь и сейчас.

И свои средства они вкладывают в развитие своего региона. Почти в каждом уголке Таиланда – хорошие дороги и освещение! Очень много хороших ресторанов и отелей, которые принадлежат чиновникам. И реально многие из них вероятно никогда не окупятся. Однажды в 2009 году я был в гостях у члена Парламента. Дело было в провинции Канчанабури в его отеле на берегу реки (участок земли был в несколько десятков кв. км). И я задал ему вопрос: «А когда этот отель окупится?» Он мне ответил: «Мне неважно. Сюда приезжают туристы. У меня здесь вилла, катер. Я провожу выходные здесь, на природе, и заряжаюсь. Считай это моя дача».

Я наездил более 1 млн км по Таиланду и могу сказать, что таких проектов множество. Например, отель в провинции Краби с горячими источниками. Тоже хозяин депутат с Бангкока. Или аквапарк в провинции Сай Кео. Чиновники строят для себя и местных жителей.

Что касается ситуации «иностранцы и коррупция», то в основном это небольшое ускорение разных вопросов с оформлением документов, получение лицензий, разрешений и прочее. Но это не коррупция в чистом виде. Например, это плата адвокату за оформление, а в эти суммы уже входит часть средств для ускорения процессов.

Можно ли провезти пистолет через границу?

Думаю, можно, если границу пересекать на машине. Потому что досмотра автомобилей почти нет. Я сам многократно пересекал границы с Камбоджией, Малайзией и Лаосом на авто. Досмотров не было.

К «фарангам» (иностранцам) 99% тайцев относятся очень хорошо. Особенно вдали от больших городов и курортов. Не могу сказать, что кто-то ненавидит иностранцев, но определенная неприязнь есть у некоторых категорий населения. Так сказать, у тех граждан, которые заняты в туристическом бизнесе и так или иначе конкурируют с иностранным бизнесом. Одно время у «наших» туркомпаний были некоторые стычки с таксистами, тайскими гидами и прочими мелкими бизнесами. Но при помощи полиции и военных эти разногласия почти закончились, и сейчас настало время цивилизованного бизнеса и конкуренции. Хочешь туристов – учи язык! Потому что как ни крути, но турист, который говорит по-русски или по-казахски, хочет получать информацию от гида на родном языке. Я знаю, например, тайского гида Патрика – он хорошо говорит и по-русски, и по-казахски. И каждое лето проводит в Караганде у своей девушки-казашки. И ездит на своем «Хаммере» в Казахстане. Знает язык – поэтому успешен.

Ну это сейчас довольно редко, когда «влюбился и остался». Сейчас здесь проживает очень много людей, которые работают удаленно. Программисты, писатели, блогеры, инвесторы и т. д. Жить на Пхукете очень комфортно, поэтому часто это место выбирают для жизни.

Входит в моду учить здесь детей. Дети говорят на нескольких языках, растут в теплой стране, кушают полезную пищу, много свежих фруктов. Широкий кругозор получается и большие перспективы в будущем.

Нюансов ведения здесь бизнеса много. Начиная от формы собственности и заканчивая лицензиями на ведение деятельности. Но, пожалуй, самая серьезная проблема – это тайский персонал. Из моего опыта именно это препятствие чаще всего является причиной потери денег и закрытия бизнеса у иностранцев. Поэтому бары или рестораны перепродаются после каждого сезона. Я бы не рекомендовал открывать сейчас бар на пляже. Лучше вложить деньги в недвижимость на Пхукете – это приносит стабильный доход в валюте.

Тайцы смотрят русскоязычное телевидение крайне редко. Только если идет какой-то им знакомый фильм или мультфильмы для детей. А также тайские гиды, которые изучают русский.

Моя жена из этих мест. Жить здесь достаточно комфортно. А главное, что наша деятельность очень полезна для соотечественников. Ведь у нас не только телевидение, есть аптеки, отели, апартаменты. Недвижимостью мы занимаемся серьезно. Я участник Тайско-Русской Торгово-промышленной палаты, Королевское Консульство нас очень хорошо поддерживает. Также я представитель Русского географического общества. Ежегодно здесь бывают экспедиции, в Таиланде и Камбодже мы их встречаем и помогаем по мере возможности. Плотно сотрудничаем с тайскими властями. Есть несколько долгосрочных проектов, потому что наши соотечественники заинтересованы в строительстве здесь. Поэтому Азия для меня – второй дом.

На самом деле Пхукет – большой остров. Живем мы с друзьями и партнерами в тихом коттеджном городке. Если не ездить на популярные пляжи, то можно неделями не видеть туристов. А на самом деле круговорот туристов – это очень хорошо. Это ведь прямые вливания денег в экономику острова. Вы только представьте, что каждый самолет с туристами – это, по сути, мешок денег! Который падает на остров каждые 3-4 минуты! По некоторым оценкам каждый самолет это $120–170 000. И все они остаются на острове: в ресторанах, магазинах, на экскурсиях…

Сергей Татаринов

Дома жена готовит в основном салаты, фрукты, блюда из рыбы, мяса и рис, конечно. Я сам готовлю примерно раз в неделю – плов или шашлык.

Несколько лет уже в стране военные наводят порядок, поэтому нельзя сказать, что много здесь мафиози осталось. В основном все ушли в легальный бизнес. И золотая молодежь ведет себя не так, как в наших странах. Здесь нет таких суперэлитных заведений, где ценой можно отделить золотую молодежь от обычных людей. В Таиланде, если идешь в ресторан или в ночной клуб, то всегда знаешь примерную стоимость еды и напитков. И дети богатых родителей могут посещать те же места, что и студенты. Тайцы очень любят петь в караоке. Это популярно. Еще любят просто провести вечер в хорошем ресторане с тайской кухней под открытым небом.

Помню, я был однажды на встрече с богатыми землевладельцами Пхукета. В популярном открытом ресторане было человек 200 тайцев. Атмосфера была очень веселая! На огромном экране транслировали Олимпийские игры – как раз был поединок тайца и россиянина. И очень быстро во всем ресторане тайцы узнали, что выступает мой соотечественник. Все они, конечно, болели за тайца, смеялись и шутили, но и меня подбадривали. К сожалению, наш спортсмен проиграл. И я устал объяснять всем, что не пью алкоголь. Каждый счел своим долгом выпить со мной.

Почему золото такое желтое? Раскрыть секрет?

В Таиланде, да и вообще в Азии, золото является чистой и доступной инвестицией. Потому что покупка и продажа не облагаются налогом. И цена его напрямую привязана к ценам на мировых биржах.

В Таиланде своя унция – 15,2 грамма. Чистота золота 96,6%. И все изделия кратны тайской унции. То есть цепочки, например, идут по весу – 1 унция, 2 или 3, или 10. И по сути тайцы вкладывают деньги в золото. Если цена поднялась – они могут продать цепочку и получить деньги по текущему курсу.

Профессия гида до сих пор входит в список запрещенных для иностранцев профессий. Но обычно гидов оформляют как переводчиков и прикрепляют к тайским лицензированным гидам. А провести грань между переводчиком и гидом почти нереально.

Было дело, местные таксисты пытались выгнать наших ребят с определенного района. Были раньше проблемные районы, где местные жители быстро переквалифицировались в таксистов, после открытия «на их» территории дорогих отелей. Но предпринимателям-то все равно в каком районе отель, особенно нашим. Главное, чтобы там жили туристы. Потому что, выходя из отеля, они тратят сотни долларов ежедневно на еду, покупки, сувениры, экскурсии и т. д. И в одном из таких районов быстро развивалась группа наших соотечественников, которые открыли сначала небольшой магазин, потом турфирму, потом вторую, потом и ресторан. И таксисты каждый день видели, что все больше и больше туристических денег оседает у наших ребят. Ну и начались гонения. С полицией, с лозунгами, с запугиваниями. В итоге через пару месяцев наши ребята закрыли там бизнес. И что интересно – через годик там вообще стало очень мало туристов, потому что инфраструктура вокруг отелей почти пропала. Ведь таксисты сами ничего так и не открыли. И туристам стало некомфортно останавливаться в тех местах.

Но борьба была, и несколько таксистов понесли уголовное наказание. Подключали полицию из Бангкока. Приезжала группа DSI (аналог КНБ или ФСБ) – проводили тайное расследование в течение нескольких месяцев. Были выявлены все проблемные места, где таксисты пытались диктовать свои правила.

В итоге, мне кажется, победила вся туристическая индустрия на Пхукете. Ведь раньше, например на Патонге, лучшие парковки были заняты только таксистами и даже местные тайцы не могли там припарковаться. Сейчас все такси легализованы, все с желтыми или голубыми номерами. Даже по счетчику некоторые работают. В целом стало больше порядка.