Масимов точка kz

Гульнара Бажкенова размышляет о том, каким непредвиденным для страны оказалось увлечение Карима Масимова интернетом.

Это всех удивило: передача службы управляющей телекоммуникационными сетями из Министерства информации в КНБ. Но зная про особую любовь председателя КНБ к интернету, мне такое решение кажется закономерным. В этом решении много личного. Карим Масимов всегда был увлечен Интернетом и его возможностями, только раньше его увлечение было качественно другим. До прихода в спецслужбы он хотел эти возможности расширить и применить, по крайней мере, внешне все выглядело именно так, а после прихода стремиться наоборот подавить.

В неосвоенных цифрой девяностых, когда в журналистских редакциях на всех был один или два компьютера, а банки только недавно перешли от старой написанной от руки карточной базы данных к компьютерной и кассиры еще вели учет, считая на калькуляторе, именно он – молодой руководитель сначала Алматинского торгово-финансового, а потом Народного банков первым поставил перед сотрудниками задачу создания цифровых систем – прообразов будущих хоумбанков. Люди, работавшие вместе с ним в ту пору, говорят о настоящей одержимости интернетом.

Он был самым продвинутым юзером среди деловой и политической элиты.

С годами это увлечение не прошло и уже в кресле премьер-министра проявилось в твиттер активности. Разные организации наперебой объявляли Масимова блогером года. Он много писал в социальных сетях, напрямую общался с популярными блогерами, иных из них приглашал в команду работать, а с иными ездил на громкие мероприятия вроде запуска ракеты с Байконура. Это он первым обратил внимание на бодрых молодых людей из социальных сетей, жадных до социального успеха и положил начало «встречам с блогерами», которые станут наивной чертой нашего времени, общественно-политической необходимостью для акимов и министров, желающих получить поддержку соцсетей.

Глас народа иногда звучит из самых неожиданных мест.

Как только Масимов перешел на работу в Комитет национальной безопасности, активность этого самого нелюбимого порядочными людьми правоохранительного органа в отношении интернета резко усилилась. С 1 первого января этого года КНБ имеет право блокировать интернет без решения суда, да и прямой доступ к рубильнику у спецслужб уже был. И часто возникали ситуации, когда за блокировку того или иного сайта, как например, Ratel.kz или Zona.kz никто не брал на себя ответственность и было непонятно, кто отключил рубильник. Но эти «непонятки» служили верным признаком того, что отключил, скорее всего, человек в погонах.

Теперь техническая служба коммуникаций, а фактически надзор за всем интернетом – самой передовой, прогрессивной сферой общественной жизни и отраслью экономики, за которой будущее – перешла к спецслужбам официально. В стране, которая все еще хочет в клуб развитых и успешных. Но какой же разительный контраст с развитыми и успешными.

В известном противостоянии одной из лучших компаний мира Apple и американским КНБ – ФБР, последний требовал разблокировать смартфон террориста, расстрелявшего людей в Калифорнии, но Apple отказался подчиниться и даже суд с Конгрессом не смогли ничего поделать. Последователи Стива Джобса сравнивали взлом iPhone с искусственной раковой опухолью. Дело было не в защите персональных данных одного террориста, а в защите своих технологий. Пойди компания на компромисс во имя интересов национальной безопасности, и это разрушило бы защитную систему, которая делает взлом айфона невозможным. Если можно взломать один айфон, значит, можно и другие. Если можно сдать одного клиента, пусть он террорист, значит можно сдать и других. Сломался бы алгоритм, айфоны перестали быть надежными, что повлияло бы на продажи, на рыночную стоимость компании и, в конечном итоге, ценность легендарного бренда. А теперь представьте такую ситуацию в казахстанских реалиях и подумайте, возможно ли рождение хотя бы миниатюрной копии такой компании как Apple в Казахстане, если она изначально подчинена спецслужбам. Если от телефонных компаний требуют записывать все разговоры клиентов и хранить файлы, несмотря на колоссальную стоимость такого процесса.

Возможно ли появление дерзких стартапов в такой деловой среде, где главный управляющий – это комитет национальной безопасности?

В прошлом продвинутый юзер, а ныне главный админ Казнета Масимов не может не понимать, каким губительным может оказаться тотальный контроль для свободолюбивой по природе своей отрасли. Бизнес-инкубаторы под колпаком не размножаются. Светлые идеи под тяжелым чекистским взглядом в голову нейдут.

В конце прошлого года на одной медийной конференции ОБСЕ главный редактор сайта «Фергана» Данил Кислов рассказал историю, за достоверность которой не ручался, но коротая скорее всего является правдой. Слишком совпадают сроки. В первый день работы в КНБ, как гласит исторический анекдот, Карим Масимов пытался открыть «Фергану», но не смог. Спросил, в чем дело, ему ответили как есть: заблокировано. Почему? Внятного объяснения не прозвучало.(Значит настолько пустяковой была причина запрета информационно-политического портала на территории Казахстана.) Тогда Масимов приказал вернуть «Фергану» казахстанскому читателю. И они вновь смогли читать закрытый долгое время ресурс. Так что начал Масимов все-таки не с бана, а наоборот, можно сказать, с амнистии.

Теперь телефонное право казнить или миловать СМИ, журналистов, блогеров и всех неугомонных пользователей социальных сетей у Масимова стало официальным. Человек, влюбленный в интернет, в конце концов подмял его под себя. Необычное развитие страстного увлечения – от духовного отца цифрового банкинга и блогера года до цифрового жандарма страны.


Автор Гульнара Бажкенова