Айнура Абсеметова ООН Esquire Малави Африка Лилонгве

Письма из Африки. Твит, родивший культурный конфликт

Или как Король Нгонде культурно послал британского посла, и ему ничего за это не было.


Постоянный автор Esquire Айнура Абсеметова узнает все больше о жизни африканского народа и спешит поделиться с нами своими наблюдениями. 

Айнура Абсеметова ООН Esquire Малави Африка Лилонгве

По вторникам в нашем отделе проходит летучка, где мы анализируем политические и социальные события в стране. Мы называем это «политическим обзором», по результатам которого готовим записку для вышестоящего руководства. Сейчас наше внимание приковано к предстоящим национальным выборам и напряженным отношениям между неправительственным гражданским сектором и государством.

Я люблю эти встречи, благодаря им я узнаю много скрытых нюансов и подробностей, о которых не пишут в газетах и соцсетях. Я получаю объяснение необъяснимых для иностранца вещей. Но последняя встреча закончилась не как обычно. Привычный распорядок нарушил молодой специалист по имени Бусекесе, под конец собрания неожиданно закричав во весь голос: «Что она себе позволяет?» Смотрел он при этом в свой смартфон. Обычно коллега невозмутим и сдержан, а тут такая реакция. Все с удивлением уставились на возмутителя спокойствия.

Оказалось, Бусе (так мы называем молодого коллегу) возмутил твит от Холи Тэт (Holly Tett), британского посла в Малави. Содержание твита заключалось в фотографии с национальной газеты, на которой пожилая женщина лежит на земле у ног вице-президента Малави и сопровождающий текст такого содержания: «Вот смотрю на этот традиционный способ выражения благодарности и не понимаю. Неужели нельзя было обойтись привычным спасибо и улыбкой в ответ».

Назревал большой хайп. «Ну и ну…,» подумала я про себя, а сама ушки на макушки.

Что же значила сцена на фото? Она произошла в пострадавшем от наводнения районе Каронго, где проживает племя Нгонде. Люди благодарили вице-президента за оказанную гуманитарную помощь, о чем рассказывал газетный репортаж. Кидаться плашмя в ноги и перекатываться с бока на бок является традицией племени. И чем грязнее, тем лучше, как объяснил коллега, у которого жена с тех краев. Это форма выражения благодарности и радости по любому поводу и среди женщин и среди мужчин. Даже если это внуки приехали к бабушке или зять привез мешок маиса теще, то и бабушка и теща будут с удовольствием перекатываться в пыли у ног любимых внуков или зятя. Символизируя тем самым скромность и усмирение гордыни, которая может переполнить человека от радости за ниспосланное благо.

Король племени Нгонде отреагировал молниеносно, выслав вотсапом редактору газету свое заявление.

«Мы, народ Нгонде, гордимся своими традициями и культурой, которых будем придерживаться и чтить сегодня и всегда. Мы будем передавать их из поколения в поколение будущего. Посол Британии должна быть недвусмысленно упреждена оставить народ Нгонде и его традиции и культуру в покое, без каких либо вмешательств извне».

Твит Холли Тетт и ответ Короля Куюнгу вызвал бурю комментариев и статей в социальных сетях и СМИ. Хайпанули все. Общественные деятели, журналисты и простые читатели объединились в чувстве осуждения Холи, обвинив ее в колониальном мышлении белого человека. Под твитом Чрезвычайного и Полномочного посла пестрели «комменты» капслоком – от радикального «Холли, вали домой» и «Это мысль белого рабовладельца колониального периода» до интеллигентного «Доколе одна культура будет указывать другой культуре как ей жить и выражать свою радость?!»

Айнура Абсеметова ООН Esquire Малави Африка Лилонгве

Пикантность ситуации придавал тот факт, что скандал пришелся на время визита президента Малави в Британию. Пресса пестрила фотографиями Питера Мутарика с королевского двора рядом с Королевой Елизаветой, с Шотландии с пра-правнуком Дэвида Ливингстона и другими менее известными пэрами и лордами. Что только подливало масла в огонь. В газетах одна за другой выходили статьи, в которых умные и не очень головы обсуждали проблемы постколониальных стран. Насколько вправе была Холли Тетт публично выражать свое недовольство? Почему правительство закрывает глаза на подобные выходки иностранцев? Западная культура и традиции продолжает диктовать нормы другим культурам и пора это прекратить!

«Мы же не возмущаемся, что английские пэры становятся на колени перед королевой Англии! Почему их возмущает наш способ выражения благодарности?» — самый популярный контраргумент

Не обошлось без обсуждения в нашем маленьком кругу с коллегами и друзьями, среди которые есть и местные малавийцы, и белые, включая британцев. Выслушивая праведные возмущения, я поймала себя на том, что была на стороне малавийцев, требовавших уважения к своим традициям. Эта тема коснулась меня не меньше чем их. Я перебирала в голове последние казахстанские хайпы на ту же тему: кража невест, камча, старший ребенок родителям мужа, запасы соғыма в городских условиях, совместное проживание с родителями мужа, обязательный «салем» (поклон), ношение платка невесткам и множество других традиций, которые одни осуждают, а другие поддерживают. Я чаще всего вставала в позу «что за дикость» и осуждающе смотрела на тех, кто усердно следует традициям. Но тут встал вопрос: кто или что определяет нужность и правильность традиций?

К слову скажу, что в планах развития страны, в стратегических документах государственного значения одна из задач включает в себя «борьбу с вредными традициями», на решение которой выделяются огромные деньги. Но там не указывается, какие именно традиции вредные, а какие полезные и как с этим бороться. Я полагала, что мы по умолчанию понимаем под вредными такие традиции как выдача замуж девочек 9-12-ти лет, сексуальную инициацию девочек, половое обрезание девочек, отсутствие прав на землю у мужчин в матриархальных обществах, институт многоженства, лечение колдунами… Но после этого скандала, я поняла, что у малавийцев совершенно другое понимание.

Большинство малавийцев и не думают отказываться от своих традиций, яро защищая и оправдывая их потребностью возрождения собственной культуры после нескольких столетий порабощения западом.

Айнура Абсеметова ООН Esquire Малави Африка Лилонгве

Иногда, правда, люди решают личные проблемы, оправдываясь традициями. Во время эпидемии СПИДа в стране рождалось много детей от инфицированных родителей, и люди не знали, как относиться к ним. Лечения нет, соцобеспечения нет. Тогда деревенские придумали выход, объявив таких детей заколдованными. Это дало им право оставлять их умирать. Ведь колдуны обучают этих детей во сне колдовству. Но прошло время, со СПИДом начали работать доноры и после обширной компании по информации и обеспечению больных ВИЧ, стигма вокруг детей была стерта. Зато появилась другая – поскольку гуманитарная помощь выросла, голода нет, деревни обеспечены провизией, люди стали жить дольше. Еще двадцать лет назад 40 лет – это была глубокая старость, а сейчас люди стали жить и до 70-ти. Но… они стали как бы в тягость молодым, которые стремятся уехать в город на заработки. И чтобы оправдать свое нежелание брать ответственность за немощных стариков, стали появляться новые легенды, мол, теперь старики колдуют и отдают свои души дьяволу. Или тебя просто из зависти, вредности, злобы могут обозвать ведьмой. Просто потому, что ты умнее, богаче и успешнее чем соплеменники. Подобные верования, основанные на невежестве тоже защищаются под эгидой сохранения традиций и культуры.

Какой была бы эта культура, общество, страна, если бы она полностью отказалась от влияния западной культуры? Этого никто не знает, полностью отказаться от западной культуры и ценностей Малави уже не может. Тот же король племени Нгонге отправил свой гневный ответ послу Британии по ватсапу, что значит – он использует смартфон и интернет. Иначе как бы мы узнали, что он негодует.


 

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook