Султанмахмут Торайгыров

поэт, писатель, ушел из жизни 21 мая 1920 года в возрасте 26 лет

Неужели преуспеет только тот, кто за гривенник продаст родной народ?

Хочу быть солнцем, которое бы рассеяло тьму над головой моего народа. Но как смогу я бороться с тьмой, коль светить не умею?

Я дал обет: ни от поэзии, ни от знанья не отрекусь никогда. Вступив на стезю поиска истины, не отступлю, перенесу все испытания, превозмогу усталость, пройду через заблуждения. Но останусь верен задуманному.

Я к голоду, холоду с детства привык, подушка – седло, одеяло – потник.

Вожаками называют себя они, но без дела шатаются целые дни. В модных шляпах, в очках и с портфелем под мышкой… Много ль пользы народу от их болтовни? Вот какие у нас вожаки!

Не заработает за десять лет бедняк золотого кольца, что излучает алмазный свет на пальце знатного подлеца.

Я безучастным быть не мог, бродила злость во мне, и золотой посуды блеск я видел, как во сне. Все думая: «Какой бедняк все это оплатил, и чей ребенок голодал и плакал в тишине…?»

Начальника увидев, бежит к нему рысцой, следы его целует, как будто он святой. Потом, домой вернувшись, рассказывает всем о том, что вел беседу, как человек прямой.

Возможно ль, если в сердце ярый гнев кипит, жизнь прожить свою, зажавши крепко рот?

Мне все равно: что русский, что казах, что бай счастливый, что кедей (бедняк. – Esquire) несчастный.

Верь, что повелел Аллах, чтобы жил в раю казах… Если ты муллам поверил, значит, сам себе ты враг!

Счастье – это красный сайгак. Погоня за ним – байга. Один не поймает никак, другой не берет за рога.

Под знаменем партии «Алаш», свет наших идей не исчезнет в веках, и никто не посмеет его уничтожить.

Мне говорили, «совесть», «человечность» и «истина» – слова для утешенья униженных. Слова пустые. Я с этим согласиться не хотел.

Нет на свете такого коня, которого догнать было нельзя!

Скорее предпочту я лежать в могиле тесной, чем на земле просторной невеждой жалким быть!

То добро, что в жизни вкусил, и то зло, что в жизни вкусил, все зависело от тебя, от стремлений твоих и сил. Не судьба играла тобой, ты добро и зло заслужил!

Тому, кто надо мной взмахнет кинжалом, я радостный улыбкою отвечу.

Отрекись от чести и совести, рыскай всюду, будто создан ты для скота, а не он для тебя. Жить ради этого, разве в этом счастье?

На то и послан сын человека в этот мир, чтобы подчинить себе причины.

Я трудился всю жизнь, и все же я нищ.

Многих детей видел я в казахской степи, и при мысли об их судьбе сердце мое обливалось кровью. Одни из них подобны диким животным: они совершенно неграмотны, и нрав их настолько испорчен, что становится страшно.

Я не могу молчать. Горе народа – мое горе. Слезы народа – мои слезы. Только излив свою душу, я почувствую облегчение и помогу своим братьям.

Где та пора, когда, поставив белые юрты на зеленом густотравье, мы лежали в их прохладной тени, предаваясь пению родных песен? Такая картина сейчас все равно, что сон.

Я очень боюсь, что в результате проникновения в наш язык чужих слов он потеряет свою целостность и национальную окраску.

Не добился того я, к чему стремился… Никого ни о чем не стану просить. Но за то, что в дороге своей заблудился, я прошу тебя, совесть, меня простить!


Составила Алима Пардашева

Источник миниатюры

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
Загрузка...