Тони Сервилло

Тони Сервилло

актер кино и режиссер театра, 59 лет, Казерта
Тони Сервилло

Не фанатею от футбола, не ассоциирую себя с итальянской кухней и могу прожить без «мамочки». И да – я итальянец

Я не живу на показ. Я работаю в театре и делаю авторское кино, но при этом веду простую жизнь. Не думаю, что она чем-то отличается от жизни людей, занятых другими делами.

Я неаполитанец, но не тифози. Футбол не сводит меня с ума. Возможно, многие решат, что я намеренно ввожу людей в заблуждение, однако, спорт меня действительно не волнует. В свободное время я люблю слушать классическую музыку. Вот здесь я большой фанат.

Закончились съемки «Лоро», где я сыграл Сильвио Берлускони. Сняться в пятом фильме Паоло Соррентино – это просто фантастика.

Мы с Соррентино смотрели друг другу в глаза… получить «Оскар» было невероятно. Тот вечер в Лос-Анджелесе для нас обоих был незабываем. Просто сумасшествие. 2014 год. «Великую красоту» номинировали на «Оскар» как лучший иностранный фильм, и он выиграл. Мы с Соррентино никак не могли прийти в себя. Чувствовали глубокое удовлетворение, но в глазах читалось неверие. Паоло – не просто создает образы, он делает нечто большее. Он мастерски пишет диалоги, он превосходный сценарист. Для любого актера встреча с ним – большое везение, а я, снявшись в его картинах, могу сказать, что между нами настоящие глубокие дружеские отношения.

Я не из тех, кто пытается успеть везде. Я режиссировал театральные постановки бесчисленное количество раз, однако, не думаю, что был бы счастлив, снимая кино, поскольку чувствую, что это совершенно не мой способ творческого выражения. Я знаю, что там, в кино, я более полно могу раскрыться как исполнитель роли.

Сложно поддерживать интерес к театру, потому что он вынужден бороться с телевидением, кинематографом, Интернетом, мобильными устройствами… Однако я думаю, что он никогда не исчезнет, так как в центре театра – человек в непосредственном контакте с другими людьми. Я не говорю, что кино хуже, но все же главная школа любого автора – театр.

В Голливуде я бы работать не смог. Родиться в Неаполе – большая удача для актера, потому что это città aperta («открытый город»): он захватывает тебя полостью. Я не могу помыслить себя вдали от неаполитанской литературы, истории и невероятных местных традиций. Я живу в Казерте, городке в получасе езды от Неаполя. Там проходят репетиции всех моих постановок, главное место действия всегда там, и оттуда я выезжаю в мир.

Если мне перестает что-то нравиться, я иду дальше. Я много раз уходил и начинал все сначала. Без лишних слов. Зрительский успех не является для меня чем-то вожделенным, не думаю, что в нем есть какой-то секрет, просто потому, что я к нему в принципе не стремлюсь. Если он приходит, замечательно, если нет, я продолжаю тихо жить в свое удовольствие. Успех для меня ничего не решает.

Я изучал психологию до того, как начал театральную карьеру, потому что со школьной скамьи меня интересовал ум, эмоции, сознание и бессознательное. Я получил некоторые знания, которые оказались очень полезны и даже необходимы для работы.

Мы дезориентированы. Живем в ситуации тотальной запутанности. И не знаем к чему приведет то, что мы делаем сейчас.

Я могу жить без «мамочки». Семья для меня важна точно так же как и для всех остальных. Стереотипное восприятие классического итальянца, который привязан к мамочке или бабушке или жить не может без итальянской кухни – это не тот образ, с которым я мог бы отождествиться. Я предпочел бы нечто более глубокое. 


Записала Анксела Родригес

Перевод Антона Платонова

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook